+7 (982)348-66-72
mup_lex@mail.ru

Хорошая новость для тех, кто согласен оплачивать услуги адвоката "по результату"!

Иски о защите прав пациентов теперь можно подать без предварительной оплаты стоимости моих услуг, экспертизы, иных расходов.

Оплата - после взыскания заявленных сумм с ответчика, в процентном отношении (конкретные цифры согласовываются с инвестором).

Выезд в любой город!

Подробности

 

Советы автоадвоката

Ответы на основные юридические вопросы: права автовладельца и обязанности сотрудников полиции, что делать при ДТП, при составлении протоколов и при освидетельствовании. Считаю, что такой справочный материал должен постоянно быть в «бардачке» у каждого водителя.

 Скачай, распечатай и вози с собой!

Статьи и видеоматериалы

 Верховный Суд недавно вынес Определение от 5 августа 2019 г. № 303-ЭС19-11529, согласно которому если в ИДС не указаны характер и объем обследования, лечения, манипуляций, операций и т. д., то такой документ не может быть расценен, как дача информированного добровольного согласия гражданина на медицинское вмешательство и свидетельствует об отсутствии такого согласия.

Напомню: согласно статье 20 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» дача информированного добровольного согласия:

1) является необходимым предварительным условием медицинского вмешательства;

2) осуществляется на основании предоставленной медицинским работником в доступной форме полной информации о:

- целях, методах оказания медицинской помощи;

- связанном с ними риске;

- возможных вариантах медицинского вмешательства;

- его последствиях;

- о предполагаемых результатах оказания медицинской помощи.

И если при разрешении судебного спора будет установлено, что оформленное информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство не доказывает предоставление пациенту полной и достоверной информации, указанной выше,  суд признает, что медицинская организация нарушила право пациента (он же потребитель) на получение информации об услуге. 

Врачи удивляются, когда я говорю: 90 % ИДС составлены (и оформлены) неправильно. Как так, мы ведь используем рекомендованную форму (а то и утвержденную Минздравом). А вот так! Идеальное ИДС, которое на 100 % защитит от претензий пациента, составить невозможно, как и идеальный договор на оказание медицинских услуг. Но даже если юрист учтет все (или почти все) ситуации, которые могут возникнуть, остается еще один немаловажный момент: ИДС нужно правильно оформить. А вот это медработники делать как раз и не любят, упрекая юристов в том, что их заставляют писать бумажки, в то время, как им нужно лечить людей. Как будто им на первом курсе меда не говорили для кого пишется история болезни…. 

ИДС вообще довольно загадочный документ, а если относиться к нему наплевательски – ещё и опасный. К примеру, изучаю меддокументацию по иску об оказании некачественной медицинской услуги в стоматологии. В деле есть ИДС на оказание терапевтической помощи, ИДС на ортодонтическое лечение… а на хирургическое нет! А два зуба удалили… Кому руководитель клиники должен сказать «спасибо» за взысканную в пользу пациента сумму? 

Давайте не будем забывать: ИДС должно соответствовать не только статье 20 Федерального закона № 323-ФЗ, но и статьям 9 и 10 Закона «О защите прав потребителей», ибо пациент у нас еще и потребитель. И в суде по спору о качестве и безопасности медицинской услуги, я, к примеру, обязательно обращу внимание суда на этот момент. И вот уже на горизонте видны компенсация морального вреда по ЗоЗПП и штраф в размере 50 % от взысканной суммы. 

Есть и хорошая новость. Для пациентов. Та самая, которая плохая для медиков. ИДС может стать ключевым доказательством по иску к медицинской организации. И его отсутствие либо некорректное заполнение почти всегда расценивается экспертами, как дефект качества медицинской помощи.

Видеоконференция Право-мед.ру № 126 (14) от 2 июля 2019 года, на которой обсуждались положения Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.06.2019 N 18 "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 238 Уголовного кодекса Российской Федерации"

 

Рассмотренные вопросы

1. Субъект выполнения работы или оказания медицинской услуги, не отвечающей требованиям безопасности – главный врач (руководитель медицинской организации) или медицинский работник?

2. Виды доказательств для установления обстоятельство несоответствия оказанных медицинских услуг требованиям безопасности (опасности для жизни или здоровья человека), причинной связи с наступившими последствиями (тяжкий вред, смерть)

3. Влияние разъяснения Постановления Пленума ВС на динамику привлечения медицинских работников к уголовной ответственности по ст. 238 УК РФ

 

Участники:

  • Панов Алексей Валентинович, главный редактор информационного портала Право-мед.ру, г. Омск , член АЮР
  • Гаганов Дмитрий Борисович, юрисконсульт Ассоциации организаторов здравоохранения в онкологии, г. Санкт-Петербург
  • Коршунов Александр Геннадьевич, адвокат, г. Челябинск
  • Печерей Иван Олегович, старший партнер юридической группы "Ремез, Печерей и партнеры", г. Москва

 

Практически половина из случаев врачебных ошибок, с которыми ко мне обращаются пациенты, приходится на стоматологию. И это не удивительно – лечение и протезирование зубов порой обходится в круглую сумму. Тем более обидно, если цель – восстановление зубного ряда не бывает достигнута. Причин неблагоприятного исхода может быть множество: от особенностей организма, сопутствующих заболеваний и нарушения рекомендаций врача до ошибок на этапах диагностики, лечения и протезирования.

Чаще всего (и на это постоянно жалуются пациенты) в процессе лечения и протезирования (а он может продолжаться не один год) отношение лечащего врача кардинально меняется: на начальном этапе, пока есть понимание того, что пациент готов оплачивать дорогостоящие манипуляции, ему обещают 100-процентное достижение результата, когда же становится понятно, что импланты не держатся, конструкция расшатывается, а под протезом продолжают болеть некачественно депульпированные зубы, ему говорят: это особенность Вашего организма, а мы ни при чем. Не нравится? Идите в суд!

Таким образом, я рекомендую всем, кто решился на дорогостоящее лечение зубов, изначально понимать, что такой вариант (недостижение желаемого результата и как следствие – обращение в суд с иском) более чем возможен. И соответственно, готовится к нему (в том числе и морально). Но для того, чтобы в суде не было проблем с доказыванием фактических обстоятельств по делу, нужно готовиться к нему заранее. Осмелюсь предложить рекомендации, которые родились из опыта судебных разбирательств со стоматологическими клиниками:

 

1. Последовательность лечения.

Не нужно переходить из одной клиники в другую в надежде, что там вылечат лучше. На рынке медицинских услуг конкуренция, и я ни разу не встречал случая, чтобы новый врач полностью одобрил действия предыдущего. А в итоге судебно-медицинская экспертиза по делу не может установить, действиями кого из десятка лечивших пациента врачей был причинён, к примеру, вред здоровью.

 

2. Информация о состоянии здоровья

Фиксируйте своё состояние как можно чаще. Снимки, диски с КТ, результаты осмотра, записи в медицинской документации. Особо хочу обратить внимание на фиксирование болей, неприятных ощущений, жалоб на состояние здоровья. Если мучает бессонница, повышенное давление, слюноотделение – помимо стоматолога сходите к участковому терапевту. Проследите, чтобы в карточке прослеживалась связь с лечением у стоматолога. Иначе возможен вариант, когда на приёме, несмотря на жалобы, стоматолог напишет «состояние удовлетворительное, жалоб нет». А в суде представитель клиники будет с честными глазами говорить, что всё у пациента было хорошо. В карте ведь ничего не написано!

 

3. Сбор доказательств

Собирайте все «бумажки»: договор, информированное согласие, план лечения, акты, доказательства оплаты, если принимаете лекарства – чеки на них. Всё складывайте в отдельную папочку. Периодически запрашивайте копии или выписки из медицинской карты. Если отказывают (а это уже сам по себе повод насторожиться) – обращайтесь письменно. Ссылайтесь на статью 22 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», согласно которой пациент:

- имеет право непосредственно знакомиться с медицинской документацией, отражающей состояние его здоровья и получать на основании такой документации консультации у других специалистов;

- имеет право по получать отражающие состояние здоровья пациента медицинские документы (их копии) и выписки из них.

 

4. Претензионная работа

Если Ваши претензии обоснованы (здесь лучше проконсультироваться с независимым специалистом), Вам оказана медицинская услуга ненадлежащего качества – обратитесь с письменным обращением к руководителю клиники. Вполне вероятно, что спор разрешится в досудебном порядке. С другой стороны, аргументация в ответе поможет в последующем сформировать позицию по делу. И поверьте, если есть риск удовлетворения заявленных требований, медицинскому учреждению проще (и дешевле) сделать это в досудебном порядке. А вот если на обращение «по хорошему» нет реакции или она резко негативная – подавайте досудебную претензию, в которой следует четко сформулировать требования (расторжение договора, возврат уплаченной суммы, неустойки, компенсации морального вреда и т.п.).

 

5. «Встретимся в суде»!

На самом деле, подготовить исковое заявление не так уж и сложно – главное правильно изложить факты. Нет ссылок на нормы материального и процессуального права? Не страшно, судья и сам знает, что нужно применить в данной ситуации! Шутка, конечно. Работа представителя в суде состоит не только и не столько в подготовке искового заявления. Оценить возражения ответчика, правильно отреагировать на них, вовремя заявить нужное ходатайство, подготовить вопросы на судебно-медицинскую экспертизу, дать оценку заключению эксперта…да много ещё чего! Справедливости ради, в некоторых случаях пациенты выигрывают дела и самостоятельно…но это скорее исключение. Хотя, если нет юриста с опытом ведения «медицинских» дел – лучше не брать никакого, есть специфика. И ещё одно заблуждение: представитель должен обязательно иметь медицинское образование. Это не так. Судья – юрист, прокурор – юрист…по вопросам, требующим специальных познаний (в медицине) привлекается эксперт. Оценку фактам дают юристы, а не врачи! Хотя, опять же, есть исключения. И ещё один момент: на этапе подачи искового заявления невозможно предсказать, как будут развиваться события: основное доказательство – заключение судебно-медицинской экспертизы, что бы ни было написано в ГПК о равной силе доказательств. А каким оно будет – не может знать никто.

 

Это пять простых советов, которые помогут Вам (и Вашему юристу) увеличить шансы на победу в суде. Конечно, как говорят мастера единоборств, лучший бой – тот, которого удалось избежать. Но готовым надо быть ко всему.

Учитесь на ошибках других пациентов!

 Видеоконференция Право-мед.ру № 117 (5) от 21 февраля 2019 на котором обсуждалось решение суда от 18 февраля 2019 г. по иску Марии Комисаровой к ООО «НИИ физической реабилитации и новых реабилитационных технологий» (Blum Clinic)

Тема: Неудачный опыт судебного инвестирования?

 Рассмотренные вопросы

 Отсутствие документов об оплате лечения - риск, который не был оценен (просчитан) судебным инвестором?

 

Участники

Панов Алексей Валентинович, главный редактор информационного портала Право-мед.ру, г. Омск , член АЮР

Гаганов Дмитрий Борисович, юрист в сфере медицины, г. Санкт-Петербург

Степанов Игорь Олегович, врач - невролог, юрист, председатель Ярославской областной общественной организации инвалидов-больных рассеянным склерозом "Гефест", г. Ярославль, член АЮР

Коршунов Александр Геннадьевич, адвокат, г. Челябинск

 

По данным из различных источников доля врачебных ошибок в стоматологии составляет от 15 до 20 процентов от общего количества жалоб пациентов. Таким образом, в зависимости от источников и периодов, стоматологи либо занимают второе место после хирургов, либо делят его с гинекологами. Но из личного опыта скажу: пациенты наиболее часто обращаются именно по поводу некачественно проведенных диагностики, лечения и протезирования в стоматологии. А претензии к стоматологическим клиникам чаще всего связаны с протезированием. Хотя допускаю, что связано это с высокой стоимостью медицинских услуг – возможно, ради нескольких тысяч пациенты просто не хотят связываться с медицинскими учреждениями. А вот когда речь идет о десятках и сотнях тысяч рублей (стоимость протезирования на имплантатах может превысить и миллион рублей), и при этом результат не достигнут – здесь уже можно и пойти в суд за защитой нарушенных прав.

 

«Медицинские» дела всегда сложные, долгие и дорогие для пациента, а связанные с некачественными медицинскими услугами в стоматологии – тем более. И без предварительного изучения медицинской документации специалистом порой сложно спрогнозировать, каким будет заключение судебно-медицинской экспертизы, и соответственно – решение суда. Ведь неблагоприятный итог терапевтического лечения, хирургического вмешательства и протезирования зачастую связан не только и не столько с ошибочной диагностикой или неверно выбранным планом лечения. Важное значение имеют индивидуальные особенности зубочелюстной системы пациента, сопутствующие заболевания, которые не всегда можно точно и своевременно диагностировать, наконец –исполнение пациентом рекомендация врача в части гигиены и ухода за зубами и пародонтом.

 

Но, если врачом всё же были допущены ошибки на этапе диагностирования, терапевтического лечения и оперативного вмешательства, а также протезирования – есть шанс вернуть уплаченную по договору сумму (если услуга оказывалась на платной основе) и получить компенсацию морального вреда в том числе – и при оказании медицинской помощи в рамках ОМС). Кроме того, законодательство о защите прав потребителей позволяет взыскать с ответчика (медицинского учреждения) штраф и неустойку.

 

Схема моей работы по делам о некачественной медицинской помощи в стоматологии такая же, как и по другим «медицинским» спорам: на первом этапе я изучаю всю имеющуюся на руках медицинскую документацию (это бесплатно). После заключения соглашения – направляю письма либо адвокатские запросы в целях собирания дополнительных доказательств по делу. На этом этапе, при необходимости и по согласованию с доверителем,  возможна подготовка обращений в контролирующие и правоохранительные органы, проведение экспертизы качества медицинской помощи либо получение заключения специалиста, другие действия, направленные на формирование доказательственной базы. Затем – досудебная претензия ответчику, и если он отказывается удовлетворить требования в добровольном порядке, обращение в суд с иском. Гонорар устанавливается в фиксированной сумме, в виде поэтапной оплаты соответствующих действий либо в зависимости от результата, здесь всё индивидуально.

 

Часто пациенты задают вопрос о возможности привлечения зубных врачей к уголовной ответственности. Это возможно, но чаще всего лишь в случаях причинения смерти либо тяжкого вреда здоровью. А такие случаи хоть и встречаются, но к счастью, не часто. И связаны они, как правило, с нарушением анестезиологического пособия либо с неготовностью медицинского учреждения к экстренному проведению реанимационных мероприятий. В любом случае, если есть основания полагать наличие в действиях медицинского персонала признаков состава преступления, я рекомендую обратиться с заявлением в Следственный комитет.

 

И ещё один момент: часто слышу от обратившихся за консультацией пациентов мнение о том, что в медицине действует круговая порука и «искать справедливости» бесполезно. Это не так. Если права пациента нарушены – их нужно защищать, и никто это не сделает, кроме самого пациента. Разумеется, с помощью представителя, разбирающегося не только в правовых вопросах, но и в особенностях конкретных нозологических форм.

 

Будьте здоровы!

Оценка от сообщества юристов Право-мед.ру

Заканчивается 2018 год. Он был насыщен различными событиями медико-правовой тематики, которые обсуждало сообщество юристов Право-мед.ру. 

Своим мнением поделились:

Панов Алексей Валентинович, главный редактор информационного портала Право-мед.ру, г. Омск , член АЮР

Печерей Иван Олегович, старший партнер юридической группы "Ремез, Печерей и партнеры", г. Москва

Гаганов Дмитрий Борисович, юрист в сферы медицины, г. Санкт-Петербург

Степанов Игорь Олегович, врач - невролог, юрист, председатель Ярославской областной общественной организации инвалидов-больных рассеянным склерозом "Гефест", г. Ярославль, член АЮР

Карпенко Андрей Александрович, руководитель Московского филиала "Центра медицинского права"

Давальченко Иван Иванович, начальник юридического отдела БУЗОО "Родильный дом №2" , г. Омск,член АЮР

Васильев Игорь Валерьевич, доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения НГМУ, г. Новосибирск, член АЮР

Белкин Михаил Афанасьевич, директор Центра медицинского права в Республике Крым, г. Симферополь, член АЮР

Коршунов Александр Геннадьевич, адвокат, г. Челябинск

 

 

 Видеоконференция Право-мед.ру № 111(31) от 6 декабря 2018 на которой обсуждалось создание отделов по расследованию ятрогенных преступлений в управлениях Следственного комитета России

 

Юристы сообщества Право-мед.ру обсудили правомочность нового для России способа финансирования судебных расходов

В Невский районный суд Санкт-Петербурга 31 октября 2018 года поступил гражданский иск Марии Чаадаевой (Комиссаровой) к ООО «НИИ физической реабилитации и новых реабилитирующих технологий» о защите прав потребителей из договора в сфере медицинских услуг.

Особенностью данного гражданского иска является то, что судебные расходы несет не истец, а третье лицо – судебный инвестор.

Сообщество юристов Право-мед.ру: Алексей Панов, Дмитрий Гаганов, Игорь Степанов, Александр Коршунов обсудило перспективы использования данного механизма для гражданских исков, в которых ответчиками являются медицинские организации.

Дмитрий Гаганов исходит из того, что Постановлением Конституционного Суда разъяснено, что результат решения суда не может быть предметом гражданско-правовых отношений. Подобные отношения характерны для англосаксконской правовой системы, где просчитываются юридические риски при подобном инвестировании, поэтому в настоящее время нет правового регулирования для данных отношений.

Александр Коршунов согласился с тем что есть проблемные моменты законодательного регулирования подобных отношений, но он не только видит схему взаимоотношения сторон при судебном инвестировании , но и разработал под них договоры, более того есть инвестор, готовый понести расходы и пациенты, имеющие намерения предъявить иск к медицинской организации, но пока все упирается в условия распределения сторонами долей от той суммы, которая будет указана в судебном решении.

Игорь Степанов обратил внимание на то, что судебное инвестирование может применятся только к тем гражданским искам, в которых фигурируют денежные средства в качестве исковых требований. Он полагает, что в настоящее время нет правовых ограничений в действующем законодательстве для использования механизма судебного инвестирования поскольку понятие «инвестирование» существует в правовом поле и нет обязательных существенных условий для данного вида отношений

Алексей Панов сослался на фактическое существование отношений, когда представитель стороны гражданского судебного процесса получает вознаграждение в зависимости от того правового результата, который указан в судебном постановлении, но так как это устные договоренности, то существует риск вознаграждение не получить в силу Постановления Конституционного Суда, на которое ссылался Дмитрий Галанов.

О том какие существуют риски инвестора, представителя, истца при судебном инвестировании и его   влиянии на динамику судебных споров с исполнителями медицинских услуг смотрите в видео.

источник