+7 (982)348-66-72
mup_lex@mail.ru

Хорошая новость для тех, кто согласен оплачивать услуги адвоката "по результату"!

Иски о защите прав пациентов теперь можно подать без предварительной оплаты стоимости моих услуг, экспертизы, иных расходов.

Оплата - после взыскания заявленных сумм с ответчика, в процентном отношении (конкретные цифры согласовываются с инвестором).

Выезд в любой город!

Подробности

 

Советы автоадвоката

Ответы на основные юридические вопросы: права автовладельца и обязанности сотрудников полиции, что делать при ДТП, при составлении протоколов и при освидетельствовании. Считаю, что такой справочный материал должен постоянно быть в «бардачке» у каждого водителя.

 Скачай, распечатай и вози с собой!

Статьи и видеоматериалы

 Видеоконференция Право-мед.ру № 111(31) от 6 декабря 2018 на которой обсуждалось создание отделов по расследованию ятрогенных преступлений в управлениях Следственного комитета России

 

Юристы сообщества Право-мед.ру обсудили правомочность нового для России способа финансирования судебных расходов

В Невский районный суд Санкт-Петербурга 31 октября 2018 года поступил гражданский иск Марии Чаадаевой (Комиссаровой) к ООО «НИИ физической реабилитации и новых реабилитирующих технологий» о защите прав потребителей из договора в сфере медицинских услуг.

Особенностью данного гражданского иска является то, что судебные расходы несет не истец, а третье лицо – судебный инвестор.

Сообщество юристов Право-мед.ру: Алексей Панов, Дмитрий Гаганов, Игорь Степанов, Александр Коршунов обсудило перспективы использования данного механизма для гражданских исков, в которых ответчиками являются медицинские организации.

Дмитрий Гаганов исходит из того, что Постановлением Конституционного Суда разъяснено, что результат решения суда не может быть предметом гражданско-правовых отношений. Подобные отношения характерны для англосаксконской правовой системы, где просчитываются юридические риски при подобном инвестировании, поэтому в настоящее время нет правового регулирования для данных отношений.

Александр Коршунов согласился с тем что есть проблемные моменты законодательного регулирования подобных отношений, но он не только видит схему взаимоотношения сторон при судебном инвестировании , но и разработал под них договоры, более того есть инвестор, готовый понести расходы и пациенты, имеющие намерения предъявить иск к медицинской организации, но пока все упирается в условия распределения сторонами долей от той суммы, которая будет указана в судебном решении.

Игорь Степанов обратил внимание на то, что судебное инвестирование может применятся только к тем гражданским искам, в которых фигурируют денежные средства в качестве исковых требований. Он полагает, что в настоящее время нет правовых ограничений в действующем законодательстве для использования механизма судебного инвестирования поскольку понятие «инвестирование» существует в правовом поле и нет обязательных существенных условий для данного вида отношений

Алексей Панов сослался на фактическое существование отношений, когда представитель стороны гражданского судебного процесса получает вознаграждение в зависимости от того правового результата, который указан в судебном постановлении, но так как это устные договоренности, то существует риск вознаграждение не получить в силу Постановления Конституционного Суда, на которое ссылался Дмитрий Галанов.

О том какие существуют риски инвестора, представителя, истца при судебном инвестировании и его   влиянии на динамику судебных споров с исполнителями медицинских услуг смотрите в видео.

источник

 

С введением в действие нового Порядка оказания медицинской помощи по профилю «пластическая хирургия» (утверждён Приказом Минздрава от 31.05.2018 № 298н)медицинские учреждения, оказывающие услуги по профилю «пластическая хирургия», начали отказываться от лицензий либо приостанавливать их действие. Связано это с тем, что подавляющее большинство действующих на рынке клиник не соответствуют установленным стандартам. Кроме того, территориальные подразделения Росздравнадзора и Роспотребнадзора начали массовые проверки соблюдения установленных требований и массовую же выдачу предписаний об устранении нарушений.

 

Ситуацию на этом рынке я специально не отслеживал, соответственно, не могу высказывать суждения, с чем связано такое ужесточение требований. Но рискну предположить, что это как-то связано с увеличением числа летальных исходов в пластической хирургии.

 

Так, весной этого года в Магнитогорске директор центра пластической хирургии и врач-анестезиолог осуждены к двум годам колонии общего режима по статье 238 Уголовного кодекса (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей). Как сообщалось ИА REGNUM, центр не имел разрешения на применение наркотических препаратов. Как результат — шок, повлекший смерть.

 

И подобных случаев достаточно много:

  • Декабрь 2011 года: 28-летняя пациентка скончалась прямо во время проведения липосакции. Причина — в 4 раза превышена передозировка наркоза (Москва).
  • Декабрь 2011 года: 31-летняя женщина погибла во время коррекции век. Причина — аллергия на анестезию (Пермь).
  • Март 2012 года: женщина 34-х лет скончалась во время процедуры по удалению новообразования. Причина — аллергическая реакция на наркоз (Московская область).
  • Март 2012 года: женщина 38-и лет умерла на следующий день после мастопексии (подтяжки молочных желез). Причина — тромб в легочной артерии, появление которого было спровоцировано препаратами, применяемыми для улучшения свертываемости крови в период реабилитации (Рязань).
  • Декабрь 2012 года: 54-летняя женщина умерла на следующие сутки после фейслифтинга. Причина — тромб в легочной артерии (Москва).
  • Март 2013 года: девушка 25-и лет впала в кому после пластики носа, спустя месяц она умерла. Причина — некорректная работа анестезиологического оборудования (Минск).
  • Апрель 2015 года: 39-летняя пациентка скончалась сразу после фейслифтинга. Причина — неизвестна (Красноярск).

 Источник: http://vseoplastike.ru/posts/detail/1727

 

Эксперты выделяют три основных причины, приводящие к смерти или тяжелым последствиям для здоровья:

  • связанные с наркозом (аллергические реакции, некорректная дозировка, неисправность оборудования и т.п.);
  • несвоевременно проведенные реанимационные мероприятия;
  • отсутствие должного послеоперационного контроля за состоянием пациента.

 

Поэтому, прежде чем соглашаться на любые инвазивные процедуры, задумайтесь: красота, безусловно, требует жертв. Но жизнь (или здоровье) – слишком дорогая цена за удовольствие хорошо выглядеть.

 

И ещё одна особенность пластической хирургии: результат всегда оценивается субъективно. Условно говоря, пациент может быть либо удовлетворен результатом, либо нет. Соответственно, возникают проблемы с доказыванием: если клиника оказала услуги в соответствии с порядком оказания медицинской помощи по соответствующему профилю (на этот Приказ я сослался в начале статьи), а вред здоровью пациента причинен не был – суд вполне может отказать в удовлетворении заявленных требований. Поскольку красота – термин не юридический.

 

Будьте здоровы!

 

16 августа 2018 года состоялась сотая видеоконференция Право-мед.ру. В связи с круглой датой участники видеоконференции ответили на два вопроса от Алексея Панова:

  1. Почему приняли решение участвовать в видеоконференциях Право-мед.ру?
  2. Что дает вам в настоящее время участие в видеоконференциях Право-мед.ру?

Ответы дали:

  • Печерей Иван Олегович, партнер юридической группы "Ремез, Печерей и партнеры", г. Москва
  • Гаганов Дмитрий Борисович, юрист в сферы медицины, г. Санкт-Петербург
  • Степанов Игорь Олегович, врач - невролог, юрист, председатель Ярославской областной общественной организации инвалидов-больных рассеянным склерозом "Гефест", г. Ярославль, член АЮР
  • Карпенко Андрей Александрович, руководитель Московского филиала "Центра медицинского права"
  • Давальченко Иван Иванович, начальник юридического отдела БУЗОО "Родильный дом №2" , г. Омск,член АЮР
  • Васильев Игорь Валерьевич, доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения НГМУ, г. Новосибирск, член АЮР
  • Белкин Михаил Афанасьевич, директор Центра медицинского права в Республике Крым, г. Симферополь, член АЮР
  • Анжелика Ремез, управляющий партнер юридической фирмы "Ремез и Партнеры", г. Москва , член АЮР
  • Коршунов Александр Геннадьевич, адвокат, г. Челябинск

Статья была написана по заказу редактора одного из медицинских журналов, но по неизвестным причинам осталась невостребованной. Поскольку актуальность соглашения на сегодняшний день утрачена, публикую её на своём сайте.

Изменения в законодательство, связанные с использованием телемедицинских технологий в медицине (вступили в силу с 1 января этого года), открыли широкие возможности для медицинских организаций. Так, на рынке уже предлагаются аппаратно-программные комплексы для дистанционного прохождения предрейсовых медицинских осмотров. При этом разработчики утверждают, что работа оборудования полностью соответствует требованиям законодательства. Так ли это? Попробуем разобраться.

 

Нормативно-правовая база проведения предрейсовых осмотров

 

Методика проведения предрейсовых медицинских осмотров регулируется:

  • Приказ Минздрава России от 15.12.2014 № 835н «Об утверждении Порядка проведения предсменных, предрейсовых и послесменных, послерейсовых медицинских осмотров»;
  • Приказ Минздравсоцразвития РФ от 27.01.2006 № 40 «Об организации проведения химико-токсикологических исследований при аналитической диагностике наличия в организме человека алкоголя, наркотических средств, психотропных и других токсических веществ»;
  • Письмо Минздрава РФ от 21.08.2003 № 2510/9468-03-32 «О предрейсовых медицинских осмотрах водителей транспортных средств», которым утверждены методические рекомендации «Об организации проведения предрейсовых медицинских осмотров водителей транспортных средств».

 

Так, осмотры проводятся медицинскими работниками, имеющими высшее или среднее профессиональное образование, медицинской организацией либо медицинским работником, состоящим в штате работодателя. Наличие лицензии на осуществление данного вида медицинской деятельности является обязательным!

 

В соответствии с Приказом Минздрава России от 11.03.2013 № 121н работы (услуги) по медицинским осмотрам (предрейсовым, послерейсовым) являются самостоятельным видом медицинской деятельности.

 

Для осуществления осмотра должно быть выделено специальное помещение, оснащённое следующим оборудованием и мебелью:

  • кушетка медицинская;
  • письменный стол, стулья, настольная лампа, шкаф для одежды, вешалка для верхней одежды, напольный коврик, сейф;
  • прибор для определения артериального давления - 2 шт., термометр - 3 шт., стетофонендоскоп - 2 шт.;
  • прибор для определения паров спирта в выдыхаемом воздухе - 2 шт.;
  • алкометр, экспресс-тесты на алкоголь и наркотики. Постоянный запас в количестве: алкометры - 2 шт., экспресс-тесты на наркотики - 10 шт.;
  • столик для медицинского оборудования - 1 шт.;
  • шпатели медицинские - 10 шт.;
  • сумка с набором медикаментов для оказания неотложной медицинской помощи - 1 шт.;
  • оборудованная комната для отбора биологических сред.

 

Порядок проведения осмотра:

1) сбор жалоб, визуальный осмотр, осмотр видимых слизистых и кожных покровов, общая термометрия, измерение артериального давления на периферических артериях, исследование пульса;

2) выявление признаков опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), остаточных явлений опьянений, включая проведение лабораторных и инструментальных исследований:

ü  количественного определения алкоголя в выдыхаемом воздухе;

ü  определения наличия психоактивных веществ в моче при наличии признаков опьянения и отрицательных результатах исследования выдыхаемого воздуха на алкоголь.

 

По результатам прохождения медицинского осмотра медицинским работником выносится заключение о:

1) наличии признаков воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов, состояний и заболеваний, препятствующих выполнению трудовых обязанностей, в том числе алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и остаточных явлений такого опьянения;

2) отсутствии таких признаков.

 

Основаниями для отстранения от работы водителей, помимо нахождения в состоянии опьянения, являются также:

  • наличие симптомов острого заболевания или обострения хронического заболевания;
  • повышение или урежение частоты сердечных сокращений и изменения артериального давления выше или ниже уровней, характерных для осматриваемого водителя.

 

Нормативно-правовая база телемедицины

 

Применение телемедицинских технологий регулируется:

  • Федеральным законом от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 29.07.2017 № 242-ФЗ);
  • Приказом Минздрава России от 30.11.2017 № 965н «Об утверждении порядка организации и оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий».

 

В качестве целей применения телемедицинских технологий в оказании медицинской помощи при дистанционном взаимодействии медицинских работников с пациентами в данных нормативных актах указаны:

а) профилактика, сбор, анализ жалоб пациента и данных анамнеза, оценка эффективности лечебно-диагностических мероприятий, наблюдение за состоянием здоровья пациента;

б) принятие решения о необходимости проведения очного приема врача.

 

То есть, медицинскую помощь с применением телемедицинских технологий в полном объёме, т.е. без «живого» общения пациента с врачом, получить невозможно. Дистанционно можно проконсультировать и осуществить коррекцию назначенного лечения лишь при условии установления диагноза и назначения лечения на очном приеме. Наблюдение за состоянием здоровья пациента с применением телемедицинских технологий назначается лечащим врачом также после очного приема.

 

При этом медицинская помощь с применением телемедицинских технологий (как и без их применения) оказывается в соответствии с порядками оказания медицинской помощи и на основе стандартов медицинской помощи, а также только по видам работ (услуг), которые указаны в выданной организации лицензии на осуществление медицинской деятельности.

 

Насколько соответствует действующему законодательству проведение дистанционного осмотра?

 

Медицинские осмотры, согласно 323-ФЗ, являются самостоятельным видом медицинской деятельности наравне с перечисленными в Приказе Минздрава от 30.11.2017 № 965н видами медицинской помощи, при оказании которых могут использоваться телемедицинские технологии. Но медицинские осмотры в этот перечень не входят. С некоторой оговоркой отдельные манипуляции в рамках процедуры дистанционного осмотра можно отнести только к такому виду помощи, как медицинское наблюдение за состоянием здоровья пациента.

 

Таким образом, проведение дистанционного предрейсового медицинского осмотра водителей с помощью телемедицинских технологий удаленным способом в полном объёме действующим законодательством не допускается. Дистанционно можно осуществлять только отдельные манипуляции (визуальный осмотр, общая термометрия, измерение артериального давления, исследование пульса, определение наличия  алкоголя в выдыхаемом воздухе). При этом осмотр кожных покровов, состояния слизистых глаз и склер, состояния зрачков и их реакции на свет посредством видеосвязи уже представляется затруднительным.

 

По моему мнению, ситуацию может исправить приказ Минздрава, регламентирующий проведение предрейсовых осмотров с использованием телемедицинских технологий. По информации из прессы, работа над таким приказом сейчас ведётся. После его принятия проведение дистанционного осмотра станет легитимным.

 

И в заключение хочу напомнить, чтонарушение установленного порядка проведения обязательных предрейсовых или послерейсовых медицинских осмотров, согласно статье 11.32 Кодекса об административных правонарушениях РФ, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей, а на юридических лиц – от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

В номере 5 за май 2018 года вышла моя статья (в соавторстве с Алексеем Валентиновичем Пановым): 

Правила общения со следователем: как врачу не попасть под суд

Следователи начали кошмарить клиники. Врачей уже напугали новостью, что завотделением Центральной ГКБ Ульяновска Александр Волков умер на допросе от сердечного приступа.

В статье – алгоритм для начмеда, как организовать работу и успокоить сотрудников. Расскажите подчиненным, как отвечать на хитрые вопросы и передавать документы, чтобы не подставиться. 

Читать на сайте

 

Давно я не делал обзоров практики по «пьяным» статьям Кодекса об административных правонарушениях. А между тем, в свете последних изменений в правоприменении, интересна, в первую очередь практика Верховного Суда по отмене судебных актов нижестоящих инстанций. Ведь это десять лет назад, в далёком 2008 году, когда я только начинал практиковать в этом направлении, было легко (ну не совсем легко, конечно, но вполне ожидаемо) получить прекращение производства по делу ещё у мирового судьи. С каждым годом это становилось все сложнее, и теперь я всех потенциальных доверителей заранее настраиваю на работу в суде субъекта, а то и в Верховном – только там получается исправить печально знаменитое «лишают всех, даже невиновных». Итак, свежая практика Верховного Суда по статье 12.8 КоАП РФ. По всем делам судебные акты были отменены.

 

Постановление Верховного Суда РФ от 15.03.2018 № 18-АД18-10 интересно тем, что при составлении протокола об административном нарушении неправильно указаны дата, время и место совершения правонарушения. А это существенные нарушения.

Судьей Ейского городского суда Краснодарского края протокол об административном нарушении неоднократно возвращался для устранения недостатков, препятствующих рассмотрению дела по существу. Между тем, возвращение протокола возможно только при подготовке дела к судебному рассмотрению и не допускается при рассмотрении дела об административном правонарушении по существу.

А данное дело не только было принято мировым судьей к производству и рассмотрено по существу, но и прошло стадию обжалования, что исключало возможность возвращения протокола об административном правонарушении для устранения недостатков.

 

Постановление Верховного Суда РФ от 21.02.2018 № 4-АД17-14

Как мы знаем, при применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении либо может вестись видеозапись, либо должно быть обеспечено участие понятых.

Согласно протоколу об отстранении от управления транспортным средством по данному делу при применении мер обеспечения производства и велась видеозапись, и было обеспечено участие понятых.

Из содержания акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении были применены с участием понятых

Вместе с тем, согласно рапорту инспектора ДПС, понятые не соглашались присутствовать при оформлении процессуальных документов по неизвестным причинам.

Мировым судьей  в судебном заседании вопрос о применении видеозаписи и допросе понятых разрешен не был, в связи с чем Верховный Суд констатировал, что меры к всестороннему, полному и объективному рассмотрению дела судебными инстанциями не приняты. Ну и плюс – моя любимая ссылка на позицию Европейского Суда по правам человека, согласно которой право на защиту требует, что ответчику была предоставлена адекватная и надлежащая возможность оспорить показания свидетеля и произвести его допрос. Иное признается нарушением права на справедливое судебное разбирательство.

Недоказанность, отмена.

 

Постановление Верховного Суда РФ от 19.02.2018 № 22-АД18-1

В протокол об административном правонарушении сотрудником полиции были внесены изменения в части указания времени совершения административного правонарушения и дополнения, указывающие на алкотестер, при помощи которого было проведено освидетельствование на состояние алкогольного опьянения в отношении, и его результаты. Копия протокола, приложенная к жалобе, не совпадает с оригиналом.

В материалах дела отсутствуют данные, свидетельствующие о том, что изменения в протокол об административном правонарушении были внесены в присутствии лица, в отношении которого велось производство. Подписи названного лица напротив внесенных изменений, как и сведения об ознакомлении последнего с внесенными изменениями, отсутствуют.

Также отсутствуют сведения об его извещении о необходимости явки для внесения изменений в названный протокол и данные, указывающие на то, что лицу, в отношении которого ведется производство по делу, направлена копия протокола с внесенными в него изменениями.

Верховный Суд приходит к выводу о том, что изменения в протокол об административном правонарушении внесены должностным лицом с нарушением требований статьи 28.2 КоАП РФ, что свидетельствует о нарушении порядка привлечения лица, в отношении которого возбуждено производство по делу об административном правонарушении, к административной ответственности и влечет нарушение права этого лица на защиту.

Неустранимые сомнения в виновности, отмена.

 

Постановление Верховного Суда РФ от 06.02.2018 № 5-АД18-10

Во всех судебных инстанциях водитель, не отрицая свое нахождение в состоянии алкогольного опьянения, последовательно утверждал, что транспортным средством не управлял, автомобиль был припаркован. При этом при применении к нему мер обеспечения производства по делу понятые не присутствовали, только при прохождении медицинского освидетельствования.

Для подтверждения этих обстоятельств неоднократно заявлялись ходатайства о вызове свидетелей а также понятых, подписи которых содержат процессуальные документы. Однако данные ходатайства оставлены без удовлетворения мировым судьей и судьей районного суда с указанием на то, что указанные лица очевидцами правонарушения не являлись и объяснений по обстоятельствам дела дать не могут.

Верховный опять обращается к позиции ЕСПЧ: право на защиту требует, чтобы ответчику была предоставлена адекватная и надлежащая возможность оспорить показания свидетеля и произвести его допрос. Иное признается нарушением права на справедливое судебное разбирательство.

Но в этом деле, кроме прочего, автомобиль был оборудован системой «Глонасс» и противоугонной системой с меткой-транспондером. Водитель заявлял ходатайства об истребовании данных системы «Глонасс» для подтверждения доводов о том, что транспортное средство было припарковано и в момент, относящийся к событию административного правонарушения, не двигалось (в удовлетворении отказано судами двух инстанций).

Кроме того, материалами дела подтверждается, что документов на автомобиль и «метки» у него при себе не было, за ними водитель ходил домой. Мировой судья, отклоняя эти доводы, счел, что наличие или отсутствие «метки» в момент его остановки инспекторами ДПС не может быть проверено.

Статья 1.5 КоАП РФ, неустранимые сомнения, отмена.

 

Постановление Верховного Суда РФ от 14.12.2017 № 5-АД17-74

Это дело мне, честно говоря, понятно не до конца. В акте медицинского освидетельствования (алкоголь в «выдохе» обнаружен не был) указано, что водитель по назначению врача принимает лекарственные препараты, в том числе, велафакс. По результатам проведенных химико-токсикологических исследований в биологическом объекте обнаружено вещество венлафаксин.

Вещество это не относится к запрещённым, согласно инструкции по медицинскому применению препарата велафакс данный препарат практически не влияет на психомоторные и когнитивные функции. При вождении транспортных средств и занятии потенциально опасными видами деятельности, требующими повышенной концентрации внимания и быстроты психомоторной реакции, необходимо соблюдать осторожность учитывая возможность появления побочных эффектов со стороны центральной нервной системы.

Препарат, ещё раз повторюсь, водитель принимал по назначению врача. Почему было вынесено заключение о состоянии опьянения – из текста судебного акта непонятно. Но с веществами, в отличие от алкоголя, вообще все очень и очень сложно: там заключение о состоянии опьянения выносят независимо от концентрации, даже минимальная доза уже является основанием для лишения.

 

Постановление Верховного Суда РФ от 26.10.2017 № 5-АД17-82

Здесь водитель тоже транспортным средством не управлял, о чем заявлял при рассмотрении дела. Свидетели подтвердили, что автомобиль был припаркован у дома и не двигался.

Естественно, показаниям свидетелей мировым судьей дана критическая оценка, (знакомая ситуация) но – это уже что-то новое – Верховный указал, что мотивы, по которым они были отвергнуты, в обжалуемом постановлении фактически не приведены, возникшие противоречия не устранены, оценка доводам водителя о том, что транспортным средством он не управлял, не дана. Ну и инспектор ДПС в судебном заседании мирового судьи показал, что автомобиль марки он не останавливал, а указание им в рапорте на то, что данный автомобиль был остановлен им, является опиской (вот здесь тоже не ничего не понял).

Ну и плюсом – понятые мировым судьей не вызывались и не допрашивались.

Нарушено право на защиту, недоказанность, отмена.

 

Постановление Верховного Суда РФ от 12.09.2017 N 89-АД17-6

Ситуация, которая не всегда верно разрешается судами: при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у водителя составила в результате первого исследования - 0,19 мг/л, а в результате повторного - 0,16 мг/л.

Верховный Суд разъясняет, что в такой ситуации факт употребления водителем вызывающих алкогольное опьянение веществ подлежит установлению исходя из концентрации абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе, которая была определена в ходе второго исследования выдыхаемого воздуха (0,16 мг/л). А, поскольку данная концентрация не превышает возможную суммарную погрешность измерений - 0,16 мг/л, факт нахождения водителя в состоянии опьянения считать установленным нельзя.

Отмена.

 

Постановление Верховного Суда РФ от 18.08.2017 № 77-АД17-7

Ситуация любопытная, хотя в практике вряд ли применимая (но проверять понятых на всякий случай нужно при анализе материалов дела):  на момент применения в отношении водителя мер обеспечения производства по делу один понятой являлся несовершеннолетним.

Соответственно, подписанные понятым процессуальные документы подлежат исключению из числа доказательств по делу.

Ну и в довесок –протокол об административном правонарушении не содержит подписи лица, в отношении которого возбуждено производство по делу об административном правонарушении, а также отметки должностного лица о том, что указанное лицо отказалось от подписания названного протокола.

Безусловная отмена.

 

Отмены и прекращения, как видим, есть. И обстоятельства некоторых рассмотренных дел до боли похожи на дела, которые я вёл в 2017 году. Жаль, что доверители (за исключением одного – как раз нарушение права на защиту, жалоба сейчас на рассмотрении в Верховном Суде) не пошли в высшую инстанцию – остановились на областном, который оставил постановление и решение в силе. А если бы я смог их убедить – кто знает? Так что теперь – только до конца, до Верховного Суда. На него одна надежда. Вы со мной?